Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:05 

Мирриярри-Мя
Если мой путь нарисован на асфальте, то что я буду делать если выпадедет снег?
Название: Сумрак, сумрак, серый сумрак.
Автор: Мирриярри-Мя
Бета: Нет
Рейтинг: G
Жанр: драма
Персонажи: практически все сумеречные и придуманные
Фендом: Сумерки
Саммари: Изабелла Мейсен (Белла Свон) – вампир и живёт со своей семьёй в Форксе, а семья Калленов – люди, приехавшие сюда из Калифорнии. Как бы развивались отношения Беллы и Эдварда, если бы всё было именно так?
От автора: попытка – не пытка, старалась.




Если есть ад на земле, то он в сердце меланхолика.
Р. Бертон


От лица Беллы:

Этот день выдался пасмурным. Тяжелые капли падали на асфальт, ну а вода тонкими струйками стекала по уже пожелтевшим листьям, создавая ещё более унылую картину поздней осени. Опоздавшие ученики пытались скрыться от дождя под своими тонкими куртками, но ему все же удавалось добраться до них. Периодически на улице были отдаленно слышны чьи-нибудь усталые шаги, как будто возвещавшие о том, что их хозяин не желал выходить на улицу, но обстоятельства вынудили его, и эти шаги сливались в общий шумный фон, говоривший о том, что всё только начинается, и дождь не остановится никогда и будет лить, лить, лить. Капли с такой силой разбивались об окна, что невольно привлекали к себе внимание, и не хотелось слушать учителя, пытавшегося сосредоточиться, обычно стоявшего возле доски или ходившего по классу, рассказывая что-нибудь из скучной школьной программы. Но не только учителю было трудно сосредоточиться – ученики с грустью смотрели на разыгравшуюся бурю, всё представляя, как они доберутся домой. Это первый дождь в этой учебном году, но не последний.
Я сидела на уроке биологии и рассматривала откровенные картинки о том, как размножаются дождевые черви. Омерзительно. Я никогда не любила биологию за такую откровенность…
Конечно, я прекрасно понимала, что если бы я не ходила в школу, то наверняка была бы кочевницей без семьи. Но у меня была семья и мы вместе приняли решение переехать в самый дождливый город в Америке, а меня и ещё нескольких «детей» (моих брата и сестру) заставить учиться в школе.
Но школу я ненавидела. И вы спросите почему? Ну-ну, я уверена её ненавидел бы каждый, кому так повезло, как мне, быть объектом нелюбви и ненависти №1 в школе. Хотя моего брата и сестру тоже ненавидели. Люди такие глупые, половина учеников домашнее задание не делает, тупят на уроках, хамят. Но что самое худшее, так это то, что если вампиры ходят в школу, автоматически все те, кто находится там, подвергаются опасности быть убитыми. Они могут просто благодарить меня за моё безграничное терпение и полный игнор их сплетен.
Мне так скучно на этом чертовом уроке (а тут ещё этот дождь), что я просто не удержалась и решила послушать, о чём говорят ученики.
- Я слышала, что в Форкс приезжают новенькие. Целая семья и приезжают из Калифорнии, кажется Каллены, – протянула Джессика Стенли. Она сплетница и та, кто начала игру «Мы ненавидим семью Мейсен!».
- Каллены? Я общалась с одним из них в фэйсбуке. Он сказал, что он приёмный, – ответила Лорен Меллори. Обожает хвастаться и нередко придумывает, чтобы привлечь к себе внимание.
- А как ты там его нашла?!
- Там в поисковике вбила и…
Дальше слушать я не стала. Значит, к нам приезжает новая семья. Но если они из Калифорнии, то зачем им приезжать в Форкс? И вообще это как-то странно – а люди все очень странные – как можно отказаться от греющего солнца и поменить его на мокрый туман и пейзаж аля «здесь умер не один человек от скуки»? Не понимаю. Ну, да ладно, посмотрим на эту новенькую семейку.
Меллори и Стенли уже начали передавать записки другим ученикам, о том, что к нам приезжает новая семья, учитель говорит себе что-то под нос, а прочитавшие записки начали улыбаться, наверняка представляя себе Калленов, как каких-нибудь там секс-бомб или мачо.
На следующей перемене об этой новости будет знать вся школа.
Спасительный звонок и можно идти домой. Наконец-то. Я сгребла учебники в кучу, кинула их в сумку и спокойно прошла к двери.
- А домашнее задание мисс Мейсен? – язвительно спросил мистер Баннер.
- Записала. До свидания, мистер Баннер, - не оборачиваясь, я продолжила свой путь.
- До свидания, мисс Мейсен, - с желчью в голосе произнёс он.
Мне было нечего беспокоиться об этом, ведь у меня уже было 2 высших образования: контрольные работы и периодические тесты, которые так любил давать мистер Баннер, а также домашнее задание я выполняла за 5 минут.
Длинный коридор, который предстоит преодолеть, не замечая завистливых и ненавидящих взглядов других учеников, шкафчики с вещами, возле которых так любили стоять "чиксы" всея школы, были излюбленным местом разборок с нашей семьей, и пройдя мимо них, так и не обернувшись, я мягко толкнула парадную дверь. Конечно же, как только я вышла на улицу, я увидела, что под крышей уже столпилась куча учеников, боящихся намочить свою персону. Я спокойно достала ключи от своего Лексуса и шагнула под дождь. Наверное, если бы я была человеком, то я дрожала бы от холода, как вентилятор в кабинете физики. Но я вампир (и кроме всего прочего, без куртки), провожаемый удивлёнными взглядами студентов. Я залезла в машину и сразу заметила выходящих из школьного здания брата и сестру - Оливера и Козетту. Отлично, не потрачу несколько минут в томном ожидании.
И мы поехали в сторону леса.




А дождь всё лил и лил, и казалось, будто он будет лить всю жизнь, как наказание за совершенный непростительный грех. Дождь уже порядком достал, но достать он нас не мог дома, где мы сидели на диване и щёлкали каналы, в надежде найти что-нибудь интересное, однако, как назло, ничего интересного не было и мы тупо пялились в телик.
- Ты сегодня не в себе, - нарушил тишину Оливер.
- Ты задолбал читать мои мысли, - огрызнулась я. – Какое тебе дело? Уходи из моей головы.
- Белла, это можно увидеть, даже не читая твои мысли, - произнесла Козетта, посмотрев на меня рассерженно, - ты вся на взводе и ты стала хамить учителям… Скажи в чём проблема?
- Не знаю.
- Врёшь, – Оливер опять прочитал мои мысли.
Я знала, то, что я была хамлом и вообще типичной старушкой, которая вечно ворчит на всех и тайком страдает от одиночества, но мне не нравилось, что они ко мне пристали. Пусть пристают к шкафчику на кухне, который никак не переставал скрипеть дверкой, а меня оставят в покое. Но они не оставят меня в покое – это для них «миссия невыполнима». Я поняла, что они не отстанут, поэтому решила выложить им суть моей проблемы:
- Хорошо. Мне не нравится то, что мы не живём на этой планете, а существуем. Ведь мы здесь не нужны: нам было отведено всего 60-70 лет, а мы были превращены в вампиров и теперь не можем умереть, переживая отданный нам срок. Из-за этого сейчас мы не можем найти себе места в мире, переезжая из одного дождливого города в другой, - но сказанное мной было правдой.
- Но мы с Оливером чувствуем себя хорошо здесь, и… - она хотела договорить, но надо быть такой умелой «плохой девочкой», как я, и перебить её – вампира (который за такую наглость, очень хорошо может наподдавать мне):
- Это потому что вы любите друг друга!
- Знаешь что? Мы найдем тебе жениха, поженим вас и всё тут!
- Хватит мне угрожать.
- Это не угроза! Если ты не прекратишь это, Белла, то, поверь, это на самом деле случится, а если ты не захочешь идти к алтарю, то мы с Оливером тебе поможем! – и она указала пальцем на Оливера, который, судя по его выражению лица, думал об обратном.
Но это всё меня стало раздражать ещё больше, и тут я вспомнила, что в старину всех девушек выдавали за стариков, потому что оные были богачами, и не имело значения, любит ли невеста богача или же нет, её всё равно выдавали замуж. Это было плохо. Но что ещё хуже, так это то, что в данный момент я чувствовала себя как та самая невеста, а эти двое мне угрожали. И именно в этот момент я приняла единственно правильное решение - замолчать.
- …и если ты к завтрашнему дню не прекратишь вести себя как последняя скотина, - продолжала Козетта, - я убью тебя! И вообще нам надо поохотиться… - но мне опять стало неинтересно, и я стала думать, чем буду заниматься ночью, ведь, как известно, вампиры ночью не спят.
- Ты ведь можешь проверить это заранее, - вновь перебила её, - ты ведь можешь заглянуть в будущее и посмотреть, буду ли я такой паинькой завтра, - и, сделав невинную мордаху, я усмехнулась.
В этот же самый момент я стала думать о том, что я буду хорошей завтра и даже, скорее всего, не думать, а верить в это, для того чтобы убедить Козетту. И, кажется, у меня получилось - у неё на лице появилась улыбка. Но вот только я не учла того, что всё это время Оливер внимательно читал мои мысли, и, если я что-нибудь не предприму, он меня запалит Козетте. И опять-таки сила мысли – на этот раз угрозы в адрес Оливера – да, эта сила вечно спасает меня от проблем, и в данный момент она меня не подвела.
Оливер знаком пообещал молчать.
Решив этой ночью почитать «Портрет Андриана Грея», я пошла в свою комнату.


***


Гнать по шоссе на скорости 120 км/ч мы считали нормальным.
«Случайно» разливать литр воды на полу в коридоре – ничего страшного.
Пугать других учеников своими вампирскими улыбками нас не смущало.
Прожигать своим ненавистным взглядом дыры в спине учителя – ничего странного.
Подсовывать бомбы-вонючки кому-нибудь в сумку – нормально.
Пытаться обосновать нудистские колонии в школьном туалете – абсолютно нормально.
Мы делаем всё это и мы считаем себя нормальными.
Но тех, кто ел в школьной столовой, мы считали НЕНОРМАЛЬНЫМИ.

И вот на перемене между 5 и 6 уроком мы тоже поперлись в эту столовую. Это естественно, что многие девушки бросали нам вслед ненавистные взгляды, ну а парни похотливо улыбались (Оливер не в счёт, ему это не нравилось, особенно их мысли). Мы даже в очередь не вставали, просто прошли за наш стол. Именно сегодня мы решили обеспечить себе грандиозное алиби, так как кое-кто назначил собрание нудистов в туалете наверху. Но сейчас не об этом. Проблема в том, что сегодня приезжают Каллены. Я их даже не видела, но Оливер сказал, что все в школе только и думают о них. Хотя и не только думают – Каллены стали также темой разговоров, мечт, нескольких утренних ссор и драк. Большинство из студентов даже не познакомилось с новичками, но уже думали о том, как будут встречаться с каким-нибудь калленовским юношей или девушкой, и это жутко бесило Оливера. «Они такие примитивные!» - шипел он. Бедняга.
В столовую влетела Лорен Меллори с криком «Они идут!!!» и быстро встала в очередь. Мы переглянулись. Но не успели мы спросить у Оливера, что всё это значит, как двери распахнулись, и зал наполнился девчачьим визгом, и он, отражаясь от стен, буквально вваливался нам в уши. Хорошо, что у нас не могут лопнуть барабанные перепонки, но всё же Козетта поморщилась от этой неприятной какофонии. Я думаю, вы уже поняли, что в столовую зашла новоприбывшая семья.
Они не были загорелыми, какими себе представляли многие в школе (по словам Оливера), они были довольно-таки бледноваты для такого солнечного места как Калифорния. Блондинка и блондин, брюнетка и брюнет, и мальчик с бронзовыми волосами вошли в столовую. Все они улыбались (ну, это естественно).
- Они, кажется, чувствуют себя не совсем уютно, - заметил Оливер.
- Даже нас так не встречали в первые дни нашего пребывания здесь, - сказала Козетта, - они не встречали нас криками, но на шею Оливера вешалось подряд 17 девушек.
- Хм, многие отметили то, что семья Каленов не такие снобы, как мы, - улыбаясь, произнёс Оливер.
- Снобы? Это мы ещё не раскрыли все свои таланты, - усмехнулась я.
- Не раскрыли? Ты не забыла, что мы собираемся сделать сегодня? – и братец мне подмигнул.
- Её надо проверить, кстати.
- Да, но сначала, Белла, мы досмотрим представление.
Можно ли было назвать это представлением? Не знаю, это больше было похоже на встречу нетерпеливых фанатов с обожаемым кумиром, хотя в зале всё стихло и Каллены расспрашивали об учениках, которые были в столовой.
Тайлер Кроули. Джон Ричардсон. Майк Ньютон. Эрик Йорк. Эшли Доулинг. Лорен Меллори. Джессика Стенли. Анжела Вебер.
Естественно Лорен и Джессика настолько приукрасили свои истории, что казалось, что рядом с Калленами сидит не какая-то там школьница, а просто супермодель, черт возьми! По лицу Оливера, пока он слушал их мысли, расползалась улыбка, и он едва сдерживался, чтобы не засмеяться. Анжела Вебер – очень милая девочка, которая нас не ненавидела и единственная, кто с нами общалась (но очень мало), смутилась и поэтому о ней мало что узнали. Я заметила, что рыжеватый Каллен, который сидел в полном облачении школьных девиц, смотрит на меня. Но если бы он просто смотрел… Он восхищался. У него на лице расползлась ТАКАЯ ухмылочка, что мне на секунду показалось, будто я сижу за столом совершенно голая. В свою очередь, мне очень захотелось прикрыться чем-нибудь, до того был пронизывающим его взгляд. Я поспешила отвернуться, а то, кажется, у него в голове творилось что-то явно не для детей.
Но потом мне опять стало неинтересно, и я стала разглядывать штукатурку.
Около двух минут я разглядывала воображаемую лису, на которую была похожа одна дырка в стене, а затем мне пришлось вернуться на свет грешный, в этот Богом забытый городишко, в эту ненавистную школу, в эту ужасную столовую. Очередь дошла до нас.
- А кто сидит вон там? - спросил незнакомый бархатистый голос.
Все разом повернулись в нашу сторону, и в зале воцарилась тишина.
«Этот момент решит нашу судьбу», - пронеслось у меня в голове. Это частично было правдой. Мы не нуждались в друзьях, нет, но иногда мне казалось, что будь у меня друзья в школе, я была бы немного счастливее. Может, кто-нибудь из новичков подружился бы с нами. Хотя…
Никто слова так и не сказал, и тишина спокойно витала по столовой. Но потом она стала кричать, давить, звенеть в ушах. Конечно, мы разом нахмурились и окинули несколько человек ненавистным взглядом. Но это не помогло. Все молчали. Тишина раздирала нам уши, и было слышно, как первые капли начали стучать в окна.
Кто-нибудь когда-нибудь что-нибудь скажет?!
А дождь всё набирал силу, ветер бился в окна, но тишина так и не уходила.
И, наконец, тишину прогнала Джессика Стенли (хотя лучше бы она этого не делала):
- Ха, а это дети семейки Мейсен. Богачи высокомерные. Конечно, учатся хорошо, но всех жутко достают своим присутствием. Та сбоку, с тёмно-русыми волосами – Изабелла Мейсен. Гордая, заносчивая, высокомерная, считает, что она фотомодель. И все парни в этой школе сохнут по ней, но она ни с кем не встречается. А вон та, черноволосая с кудрями – Козетта. Она ненормальная, говорит плохие предсказания, которые потом сбываются, но вы её лучше не слушайте, а то мало ли что. А тот, русый – Оливер – всё время базарит сам с собой и отвечает на вымышленные вопросы. Все они – психи, особенно Изабелла Мейсен, живут в богатеньком доме на краю города, ездят на черненьком «Лексусе».
Я ведь упомянула, что она сплетница? И вроде я говорила, что нас здесь ненавидят? А также то, что я её ненавижу? Так вот, всё это правда. И вы только что увидели яркий тому пример. Да, ещё я упоминала, что у меня безграничное терпение, но оно закончилось. И не только у меня. Козетта медленно начала вставать со стула, а на её лице была такая злость и ненависть, что Волтури разом бы бросились наутёк.
- Повтори то, что ты только что сказала! – голос «вон той черноволосой с кудрями» прогремел, словно гром.
Каллены вопросительно, хотя и с ужасом взглянули на своих соседей. А у Джессики в глазах был страх.
- Позволь мне помочь тебе, дорогая Козетта, выдрать у Джессики волосы. И язык заодно, - проговорила я медленно, приторно-сладким голосом с такой же улыбкой.
- Вы не посмеете! – голос нашей ненавистницы №1 поднялся на две октавы от страха.
- Да ну, - уже без тени улыбки сказала я, - и что же ты нам сделаешь, а? Нажалуешься папочке-директору?
Ответа не последовало.
Козетта вышла из-за стола, а Джессика стала дрожать как ненормальная и прижалась к Майку Ньютону. Все были в шоке, никто не сказал ничего, не остановил нас, все так и приросли к стульям. Когда Козетта двинулась в её сторону, Джессика закричала. И крик её был до того противным и гнусавым, таким громким и ушераздирающим, что мы с Козеттой решили сегодня не выдирать ей волосы, и остановились. Прошло где-то 15 секунд, до того как в коридоре отдалённо послышались шаги директор и его заместителя.
И вот черный пиджак в белую полосочку и полулысая седая голова показались в дверном проёме.
- Здравствуйте, мистер Грин, - поздоровалась я с директором.
- Что здесь происходит?! – голос директора был раздраженным.
Джессика (уже вся в слезах) показала на нас пальцем. Вот же...
- Может, вы объясните, что здесь произошло, Мисс Мейсен? – мистер Грин посмотрел на меня, так как Козетта была занята прожиганием взглядом Джессики.
- Конечно, мистер Грин, - спокойно, слегка улыбаясь, начала я, - эта школьница, которая в данный момент находится в невменяемом состоянии, публично оскорбила нас, а именно меня, Оливера и Козетту. И это вполне естественно, что мы ей ответили, ведь это происходит не впервые, и хотели выдрать ей волосы, хотя данная угроза была лишь на словах. Вы должны рассудить нас, мистер Грин, но я попрошу учесть данный факт при вынесении наказания, - я была спецом в таких делах, поэтому знала, как сразу обезоружить оппонента и обеспечить нам счастливое будущее.
Мистер Грин на несколько секунд вышел из строя (как я собственно и говорила), но затем позвал нас с Джессикой в свой кабинет. Мы посмотрели на Оливера. И когда он, поднявшись, кивнул, мы последовали за директором. Нас проводили взглядами до двери, а мы, скрывшись от любопытных глаз, вздохнули с облегчением.
Не знаю, как на это отреагируют Каллены, но явно нехорошо. Может, они нас тоже возненавидят? Но мне уже было всё равно, потому что мы не нуждаемся в тех, кто может предать, да и, если честно, в тех, кто упорно мечется перед глазами, отчаянно пытаясь показать, что ему можно излить душу, тоже. Вампир и человек должны держаться подальше друг от друга. Таков закон.
Войдя в кабинет мистера Грина, мы не ожидали увидеть там нашу маму. Габриель Мейсен – прекрасная рыжеволосая женщина – сидела на диванчике напротив стола директора. И когда мы вошли, она рассерженно посмотрела на нас.
- Миссис Мейсен, пожалуйста, не могли бы вы некоторое время подождать в кабинете моего заместителя, пожалуйста?
- Конечно, мистер Грин, – и Габриель вышла.
- Дома нас будут ругать, - на вампирской скорости произнёс Оливер, - и, кстати, тот с бронзовыми волосами – Эдвард – у него, ТАКИЕ пошлые мысли были с твоим участием, и кажется, ещё продолжаются в данный момент.
- Какой рейтинг дашь? – в шутку спросила я.
- Нельзя детям до 21 года.
- Оу, ну мне нет ещё стольки – мне всего 17, так что я не могу там участвовать.
- Не смешно, знаешь как его мысли «кричали»?
- Ну, судя по потасовке в столовой, я должен буду дать каждому наказание, – мистер Грин и понятия не имел, о том, что мы только что разговаривали. - Да, угрозы в чей-либо адрес, это ещё простить можно, но публичные оскорбления, клевета… Мне придётся говорить о серьезном наказании, Джессика, ведь это не первый раз, когда ты клевещешь на такую благородную семью, как семья Мейсен. Я думаю, ты должна извиниться перед ними… - это была величайшая странность, ведь отец не защищал свою дочь, как в случаях с другими учениками этой школы. Возможно этот кабинет обладал некой аномалией?
- Я не собираюсь перед ними извиняться!
- Джессика, ты должна.
- Ничего я не должна!
- Идите, - и, кивнув нам, продолжил, - Джессика! Как ты можешь…
Мы уже не были заинтересованы в данном разговоре. Осталась ещё одна проблема, и это была, естественно, мама. Мы прошли в кабинет заместителя.
- Ну, может, вы мне объясните? – безусловно, Габриель была вне себя.
- Так вышло, мам. Она нас достаёт не первый раз, а это стало последней каплей, – я всех спасла.
- Но разве нельзя было…
- Мам! Мы сами можем разобраться с этой проблемой! – сердито пробурчала Козетта.
- Ладно, идите.
- Ты опять уедешь обратно в Сиетл к папе? – спросил Оливер.
Габриель кивнула.
Я ещё не рассказала ничего про свою семью. Так вот, наши «родители» - Габриель и Роберт Мейсен - жили в Сиэтле, потому что Роберт работал там врачом. Габриель по идее должна остаться с нами и воспитать нас, но страстно влюбленная в своего врача, она умчалась вместе с ним, а вот мы - несчастные и бедные сиротки должны доживать в огромном коттедже в лесу на последние несколько млн. $, которых «едва ли хватало» на еду, которую мы никогда не ели. Но что самое важное, так это то, что мы любили друг друга, как подобает в семье.
Но от реальности не сбежать: мы понуро побрели на уроки. И опять мне будет так скучно на лекции, думала я. Как же я жалела о том, что не могу спать! Вышла из кабинета замдиректора и направилась в класс биологии. Но я ошибалась: урок будет веселым, в нашем классе сидел новичок, и сидел за моей партой. Думаю, ему будет неприятно сидеть со мной, а мне с ним. Думаю, это можно назвать невезением.
- Извините за опоздание, мистер Баннер. Позвольте пройти?
- А это вы, мисс Мейсен. Ну и что же вам сказали? – по его наглой ухмылке можно было прочесть, как ему нравится надо мной издеваться.
Но я вовсе не чувствовала себя некомфортно, наоборот, очень даже хорошо.
- Я думаю у Джессики гораздо грандиознее проблемы, когда как у моей семьи их уже нет, - сила убеждения, капелька скромности и море красоты волшебной. Ну, это меня спасло.
- Хм. Проходите, мисс Мейсен.
По дороге к столу, я краем уха уловила шепот из класса: "Бедный Эдвард Каллен! Как ему не повезло сидеть с ней!" Вот значит как его зовут.
Спокойно прошла за свой стол, уселась и почувствовала, что что-то не так. Раньше этого не было…
Жажда в горле, так неожиданно появившаяся, пронзила, словно раскалённый до бела железный прут и адская боль, сопровождающая жажду, жутко раздражала. И с каждым вздохом становилось всё больней. Мои глаза почернели. И тогда я поняла, в чём дело. Это Эдвард, Эдвард Каллен, это он вызывал у меня такую жажду.
В тот момент я стала самым настоящим вампиром. А он был моей добычей с самой сладкой и ароматной кровью на свете.
Я даже не догадывалась, что такой аромат вообще может существовать. Если бы я знала, я бы давно его нашла. Я бы обошла всю землю ради одной капли этой крови. Я могла лишь только воображать, каков он будет на вкус…
Жажда обжигала мое горло всё сильней. Во рту пересохло, и даже то, что у меня жадно текли слюни, не помогало. Желудок сжался от голода. Мышцы рефлекторно напряглись и хотелось его схватить, а затем направить те ручейки, текущие по венам, мне в горло. Все это заняло бы не более секунды.
А он не облегчил мне задачу. Когда он увидел выражение моего лица, он слегка смутился, и едва заметный румянец покрыл его щеки и, черт возьми, такого цвета не найдёшь даже в фотошопе. Аромат затопил мой мозг густым туманом. Это было все, о чем я могла думать. Мысли стали бессвязными, и я пыталась сбросить с себя оставшиеся узы самоконтроля.
И в тот же момент весь мир, все те, кто был в классе, все потеряли смысл, которого никогда и не имели. Мне было плевать, что там говорил мистер Баннер о хромосомах, плевать, что думали другие и этот Эдвард. Плевать. В этом классе сейчас произойдёт убийство, и мне будет плевать.
Но как его убить? Свернуть ему шею?
Убить его быстро – это всё что я могу дать этому ни в чём неповинному новичку…
Нет! Не могу, не должна. Убить человека на глазах у 19 студентов…
Но ведь он так пахнет, так пахнет…
Нет, нет, нет…
В порыве я схватилась за столешницу - мне надо было держаться за что-нибудь, ведь я просто рвалась разорвать ему глотку…
И тут во мне проснулась ненависть. Вся, которая была когда-либо в моём существовании. И даже та ненависть, которая раньше доставалась Джессике, теперь принадлежала Эдварду Каллену – этому незнакомцу с восхитительной кровью – который в данный момент по крупицам разрушал мой хрупкий мир, который я строила по кирпичикам 70 лет…
Но я не могла его убить, ведь я выдам нас! Я выдам свою семью, которые меня любят, любят, но по-своему, которые мне доверяют свои тайны и верят мне… И тогда кем я стану для них и что будет потом? Это увидят другие, неужели и их я должна убить?
Зверь внутри срывался с цепи, ждал, когда я убью их всех, когда я смогу насладиться…
30 минут до конца урока! Мистер Баннер закончи ты быстрее этот чертов урок!
Я повернулась в сторону этого Каллена. Он смотрел на меня глазами на грани влюблённого человека, но вот я повернулась, облила его всей ненавистью, которая вообще только существовала, и он поспешно отвернулся к учителю. А теперь Каллен я проделаю дырку у тебя на виске, куда я не отрываясь, смотрела.
Каллен поёрзал на стуле, схватил учебник и начал усиленно его читать. Читай, читай, пока можешь.
А может мне предложить ему показать школу? И он согласится, он же новичок и ничего здесь не знает, ну или хотя бы из вежливости. А потом я скажу, что забыла тетрадь в машине, и он пойдёт со мной, ведь никто не заметит, что я была последняя, с кем он разговаривал. Но здесь я ошибалась: после этого урока за нами будут следить все девушки в школе и они то и увидят, что я сделаю с ним.
Когда же этот урок закончится?!
А может мне завести его в какой-нибудь угол, самый тёмный в школе, сказав, что здесь есть классная штука или в подвал, где можно приколоться над вахтёром. И он пойдёт, пойдёт несомненно, ведь ему будет интересно прикалываться над вахтёром! Но вот только совсем не из-за вахтёра мы туда пойдём. Как только за нами закроется дверь, он умрёт. И никто не удосужится проверить тёмный подвал, особенно во время следующего урока, и я смогу спокойно вынести труп…
Но хотелось ли мне убивать этого незнакомца?
А потом, когда они обнаружат пропажу? Они будут искать и в результате смогут докопаться до истины…
Или может он пойдёт в лес, если я скажу ему, просто ради интереса, но он пойдёт туда и тогда я смогу…
Нет, нет, нет!
Я могу предложить ему подвезти его домой, а сама поеду в другую сторону, и он не сообразит, что уже находится в нескольких километрах от дома, тогда я смогу прикончить его…
Или может даже не ждать? Просто убить весь этот класс, а потом насладиться его кровью. Я могу убить их быстро, незаметно, ведь никто меня не увидит, летающей по классу. И пока никто не догадается, я смогу даже немного подождать. Подождать пока кто-нибудь не закричит.
Но, а если один сдавленный крик всё-таки услышат? Учитель наверняка обернётся и вот тогда…
Тогда начнётся паника. Все будут метаться по классу, сюда сбежится вся школа и в результате…
Нет, такой план обречен на провал. Придётся немного подождать.
Но хватит ли сил?
А может отвлечь его? Потом свернуть ему шею…
Нет!!!
Звонок, где же ты?!
Но я же сильнее его. Могу прям сейчас сомкнуть руки на его горле, остановив ток воздуха в его лёгкие…
Я уже протянула руку к его шее, но в этот момент его жизнь спас звонок. Никогда не думала, что звонок может спасти кому-нибудь жизнь. Странно, не правда ли?
Я быстро встала и побежала к выходу. Наверное, он окончательно подумал о том, что я ужасна.
Ну, зато не переубивала всю школу.
…Улица. Дождь. Холодно. Лес. Ах, всё равно, надо быстрее уходить отсюда или Каллен умрёт.
Жадно глотая свежий воздух, я встала поближе к школе и стала усиленно думать, вернее передавать:
«Эй, Оливер! Мне надо срочно поохотиться! Без меня поедите домой. Потом всё объясню. Удачи».
Надеюсь, он услышит. Но это не имеет никакого значения в данный момент. Сейчас перемена и мне надо поторопиться к администратору, попробую перенести следующий урок на другой день.
Раньше я не понимала, зачем надо строить здание администрации отдельно от школы. Но сегодня это оказалось очень кстати: не дай бог встретилась бы я с Калленом!
Здание администрации, как и вся эта школа, не отличалось убранствами: всего несколько засохших растений и коричневый ободранный коврик, когда-то бывший ярко-красным, но со временем потерявший весь свой цвет и часть ниток. За деревянной стойкой сидела женщина – мисс Коуп, у которой были некоторые проблемы со всеми мужчинами в этом городе, и что-то усердно писала. Когда я подошла ближе, то краем глаза заметила, что это было очередное любовное письмо, которое она поспешно затолкала куда-то поглубже в папку.
- Эм… Добрый день, мисс Мейсен.
- День добрый, мисс Коуп, - я постаралась улыбнуться искренне; не знаю, какая у меня гримаса получилась, но её это не смутило. – Я хотела спросить вас, возможно ли, перенести 6 урок биологии на какой-либо другой день?
- Перенести? У тебя какие-то проблемы с учителем?
Ну, почему проблемы сразу с учителем?! Почему не с новичком, которого я пыталась убить сегодня на уроке, а заодно и весь класс?! Минус балл вам, мисс Коуп, за отсутствие фантазии.
- Нет, все в порядке, просто мне надо… - чёрт, я забыла придумать отмазку, - я изучала этот материал.
- В предыдущей школе? – она скорчила какую-то подозрительную мину, - прости, Белла, но в других классах нет свободных мест.
- Совсем?
- Совсем.
В этот момент я услышала, как хлопнула входная дверь, но я решила не отвлекаться на всякие там пустяки, поэтому продолжила упрашивать:
- Т.е. в этот день, 6й урок биологии невозможно поменять, так как больше нет свободных мест в классах. А если я попрошу поменяться с кем-нибудь? Или буду пропускать занятия?
- Но, Белла, ты не можешь пропускать занятия – у тебя не будет достаточного количества предметов в аттестате.
- А поменяться?
- Если ты найдёшь такого человека, то я буду рада переставить вас и…
Дверь хлопнула ещё раз. Сюда вошли ещё 4 человека, но порыв ветра, все же успевший залететь сюда, пролетел мимо Эдварда Каллена и принес его запах. Я могла бы с легкостью убить и мисс Коуп и ещё 4х вошедших, и поэтому я решила закончить наш разговор и поставить точку прямо сейчас, ведь я не хочу никого убивать:
- Что ж, извините, что посмела отнять у вас ваше время, - мисс Коуп удивилась внезапной смене моего настроения, - ничего не поделаешь, пусть все остается как есть, желаю всего хорошего, до свидания, – это было всем, что я могла сказать на оставшийся в легких воздух.
Конечно, когда я обернулась, на меня посмотрела вся семейка Калленов. И «всякий там пустяк», стоя рядом со своим старшим братом, смотрел на меня удивленно, даже слишком удивленно. Наверное, к ужасной девушке прибавится ещё несколько качеств и, причём, не самых хороших.
Спокойным шагом я направилась в лес. Прыжок и я несусь на бешеной скорости домой.




От лица Эдварда:

Мы переехали в Форкс из Калифорнии. Моему отцу предложили работать здесь врачом, и он согласился. Было немного непривычно переезжать из солнечной Калифорнии в покрытый тучами Форкс. Когда утром я проснулся и увидел, какой за окном пейзаж, я подумал, что сейчас середина ночи, но, взглянув на часы, понял, что сейчас раннее утро.
Я взял своё полотенце и все банные принадлежности и… о, блин! Опять очередь в ванную. Я подошел к Эммету, который стоял третьим в этой очереди и спросил:
- Кто?
- Розали, - с притворной злостью сказал он.
Эммет и Розали любили друг друга, и поэтому он просто не мог злиться на неё. Даже когда она так всех подставляла.
Прошло где-то полчаса, прежде чем Розали вышла из ванной. Она была неисправима. Ей удавалось вставать раньше всех, а потом она запиралась в ванной и сидела там часами. Я не знаю чем можно заниматься так долго в ванной, но из-за неё мы очень часто опаздывали в школу в Калифорнии. Я не желал опаздывать в первый же день и поэтому сказал Элис, чтобы та не сидела там долго. Но Элис никогда не засиживалась, поэтому я уже не сильно волновался. Так как я был последний в очереди, я пошёл в свою комнату и решил собрать портфель. Я положил несколько ручек, карандашей и тетрадей. Так, на всякий случай.
Заодно я подумал о том, что мне одеть и решил, что лучше всего мне подойдёт футболка в полоску и темные джинсы.
Я вновь спустился вниз и прошел в уже свободную ванную. Я быстро принял душ, почистил зубы и решил побриться. Это было не самым моим любимым занятием, но я не хотел быть слишком волосатым (хотя девушки всё время сходили по мне с ума), и поэтому я сделал это. Через пять минут я был полностью готов.
Я сел за руль моего нового «Вольво». Когда Розали наконец-то уселась сзади, я погнал к школе.
Было немного странно проезжать по городу: было так темно и дождливо, что казалось, что лет 100 назад здесь было совершено зверское убийство, и город до сих пор оплакивает умершего.
А вот и школа. Но больше похоже на тюрьму… Где дух школы?! Где весёлая молодёжь?!
Я заехал на стоянку. У большинства студентов машины были поддержанные, а в самом дальнем углу выделялся новый черный «Лексус». Мы когда-то тоже хотели купить такой же, но нам не хватило на него буквально чуть-чуть, а так как нам срочно была нужна машина, мы купили «Вольво». Думаю, я смогу попросить хозяина этой машины прокатить меня по городу в качестве экскурсии.
Встав рядом с «Лексусом», с удовольствием заметил, что мы не опоздали - большинство студентов гуляли возле школы.
- А здесь холодно! – сказал Эммет.
- Карлайл вчера не зря сказал взять куртки, – я накинул на голову капюшон и пошёл к администрации.
Расписание было, так сказать, фиговое. Здесь посещение физкультуры было обязательным. А ещё здесь были такие предметы, про которые в Калифорнии никто и не знал.
Один, я пошёл в необходимый кабинет. Наши расписания, к сожалению, не совпадали.
Здесь было ужасно скучно. Досидеть бы до ланча! Однообразная литература, которую я не раз читал. Сонные учителя, однотонно болтающие себе что-то под нос и ни одной привлекательной девушки. Сразу, как только я снял куртку и повесил её на крючок, все стали шептаться. Я подал формуляр учителю, и он пригласил меня присесть за последнюю парту. Что ж, на последней парте я могу делать всё что пожелаю, а соответственно считайте, что урок английского мне нравится. До конца урока я рисовал каракули в тетрадке, а когда прозвенел звонок, ко мне подошла какая-то девица.
- Привет! – поздоровалась она писклявым голосом.
- Привет, - чуть улыбнувшись, поприветствовал её я, - не проводишь ли до следующего кабинета?
- Конечно!
И так было практически после каждого урока. Все говорили «Привет!», а я просил проводить меня до кабинета, а в ответ: «Конечно!».
Ланч был не за горами и осталось просидеть лишь философию. Если вы считали, что на философии надо рассуждать, то выбросьте это из головы: вы будет слушать учителя о том, как она однажды пошла в магазин и как ей там не понравилось, что она решила поговорить с администратором, и как он её отбрил…
Звонок. Ура! Ланч. Фанатки… Я обещал с каждой встретиться на ланче. Ну, а, выйдя из кабинета, за мной образовалась огромная толпа кричащих девчонок.
Я увидел свою семью возле входа в столовую, а, открыв дверь, нас встретили криками. Они рады? Или разочарованы? Ко мне подскочила та самая девчонка с писклявым голосом (а я как раз забыл её имя) и начала что-то болтать. Потом она взяла меня за руку и потянула к столу. Я сел и начал разглядывать столовую. Я не особо хотел есть, а я уверен, что если сейчас встану в очередь, то оттуда не выберусь.
Столовая не отличалась убранствами (как и вся эта школа), а стулья были жесткими. Но я не нашел достойной девушки в Калифорнии, поэтому я решил поискать её здесь. Столовая была как раз подходящим местом, ведь давала такой превосходный обзор: здесь были все девчонки школы. Осматривая эту задрипанную столовую, я впервые увидел их.
Они сидели за самым дальним столом в самом дальнем углу. Но они так отсели от всех, что казалось, что они боятся подпускать других ближе к себе, как будто могут им что-то сделать. Я заметил, что они ничего не ели, а просто разговаривали. Я заметил ещё кое-что – они были мертвенно-бледные, а их золотые глаза так прекрасно гармонировали с белой кожей… Но не это был их отличительный признак от всех, нет, они были прекрасны.
Не знаю, сколько я просидел так, шокированный этим зрелищем, но мне надо срочно узнать у этой писклявой девчушки что-то о тех, кто сидит за самым дальним столом.
Всё это время эта писклявая девчонка рассказывала о себе, но где-то 90% из сказанного была ложь, в чём я не сомневался. То же самое сделали и другие девушки, хотя единственная девочка, кажется Анжела, очень смутилась и о ней мало что удалось узнать. Потом рассказали всё о парнях, но мне не особо было интересно, мне очень хотелось узнать что-то о той, кто сидела в их кругу – девушке с тёмно-русыми волосами и прекрасной улыбкой.
Я даже сам не заметил, как в моей голове начали просыпаться пошленькие мыслишки относительно той девушки. Но я не пытался их прогнать, как делал это обычно, я просто решил ими насладиться, а может быть, когда-нибудь исполнить…
- А кто сидит вон там? – наконец, когда сидящие вокруг прекратили болтать, я смог задать так интересующий меня вопрос.
Я заметил, что, как только я задал этот вопрос, они подняли головы и посмотрели на нас, как будто они всё слышали, а я произнёс фразу, сидя рядом с ними.
Весь гул моментально смолк. Стало так тихо, что я слышал, как дышали рядом со мной. Но почему же все так разом замолчали?
Кажется, прошла минута, до того, как писклявая девочка рядом со мной с ненавистью произнесла:
- Ха, а это дети семейки Мейсен. Богачи высокомерные. Конечно, учатся хорошо, но всех жутко достают своим присутствием. Та сбоку, с тёмно-русыми волосами – Изабелла Мейсен. Гордая, заносчивая, высокомерная, считает, что она фотомодель. И все парни в этой школе сохнут по ней, но она ни с кем не встречается. А вон та, черноволосая с кудрями – Козетта. Она ненормальная, говорит плохие предсказания, которые потом сбываются, но вы её лучше не слушайте, а то мало ли что. А тот, русый – Оливер – всё время базарит сам с собой и отвечает на вымышленные вопросы. Все они – психи, особенно Изабелла Мейсен, живут в богатеньком доме на краю города, ездят на черненьком «Лексусе».
Этого я никак не ожидал. Их так ненавидят здесь?
Хотя не это особо меня заинтересовало. Меня больше интересовало то, что Изабелла (очень красивое имя) ни с кем не встречается. Я уверен, она просто не нашла себе подходящего парня (а для неё, казалось, не было подходящего здесь, кроме меня, конечно), но я буду стараться за ней ухаживать, ведь как ни как, я решил найти себе девушку.
Прошла где-то секунда с того момента, как я и моя семья узнали «кое-что» о семье Мейсен, всего маленькая секунда, а Козетта Мейсен с ненавистью (да такой!) посмотрела на писклявую девочку и произнесла:
- Повтори то, что ты только что сказала! – её голос угрожающе разнесся по всей столовой.
Розали, Джаспер и Элис с ужасом взглянули на своих соседей. А когда я посмотрел на писклявую, то заметил, что у неё в глазах был страх.
- Позволь мне помочь тебе, дорогая Козетта, выдрать у Джессики волосы. И язык заодно, - сказала Изабелла таким прекрасным музыкальным голоском, сладко улыбнувшись.
От этой улыбки у меня перехватило дыхание.
- Вы не посмеете! – голос моей соседки стал ещё более противным.
- Да ну, - уже без улыбки произнесла Изабелла, - и что же ты нам сделаешь, а? Нажалуешься папочке-директору?
Писклявую похоже парализовало.
Когда Козетта и Изабелла стали приближаться к нашему столу, писклявая стала дрожать, а когда Мейсены ещё приблизились, то она стала орать как ненормальная. И визг её был таким громким, что я зажал уши руками, а Изабелла с Козеттой остановились. Вскоре в столовую прибежали директор и заместитель.
- Здравствуйте, мистер Грин, - произнесла Изабелла своим мелодичным голоском.
- Что здесь происходит?! – мистер Грин был злым.
Моя соседка, успевшая прослезится, тихонько всхлипывая, показала на Мейсен пальцем. Мне это не понравилось, ведь Мейсены не были виноваты (ну, почти).
- Может, вы объясните, что здесь произошло, Мисс Мейсен? – мистер Грин посмотрел сначала на Козетту, но, заметив, что последняя не обращает на него никакого внимания, обратился к Изабелле.
- Конечно, мистер Грин, - с улыбкой, произнесла «фотомодель», - эта школьница, которая в данный момент находится в невменяемом состоянии, публично оскорбила нас, а именно: меня, Оливера и Козетту. И это вполне естественно, что мы ей ответили, так как это происходит не впервые, и хотели выдрать ей волосы, хотя данная угроза была лишь на словах. Вы должны рассудить нас, мистер Грин, но я попрошу учесть данный факт при вынесении наказания, - я и подумать не мог, что она умеет так формально изъясняться.
Глаза мистера Грина немного округлились, но потом он совладал с собой и тихо сказал:
- Пройдемте в мой кабинет, Джессика (ах, вот как звали писклявую!), Изабелла, Козетта и Оливер.
У меня появилось странное желание поговорить с Изабеллой и узнать её поближе, поэтому я решил подойти к ней после занятий.
Однако надо поспешить, ведь урок начнётся через минуту. И, взглянув на расписание, я быстрее побежал в класс биологии.
Меня посадили за третью парту рядом с каким-то чучелом совы. Это чучело грустно смотрело на меня и поэтому мне было не совсем удобно находится рядом с ним. Это было странно, похоже, у меня сдают нервы.
Мистер Баннер однотонно болтал о хромосомах и когда он собрался объяснить нам фазы митоза, его прервал мелодичный голос:
- Извините за опоздание, мистер Баннер. Позвольте пройти? – о да, это Изабелла…
- А это вы, мисс Мейсен. Ну и что же вам сказали? – мистер Баннер как-то нагло усмехнулся.
Но Изабелла, все также продолжая улыбаться, ответила:
- Я думаю у Джессики гораздо более грандиозные проблемы, когда как у моей семьи их уже нет.
- Хм. Проходите, мисс Мейсен. – Даже как-то недовольно буркнул учитель.
Она спокойно обошла класс и направилась к моей парте.
Я сижу с Изабеллой Мейсен.
Я обдумывал, как с ней познакомится, пока она садилась. Но когда она села на стул, она застыла, словно превратившись в камень. Это было странно.
Но потом она посмотрела на меня, да с такой ненавистью, что мне стало не по себе. Я схватил учебник и стал читать его: было очень трудно игнорировать её прожигающий насквозь взгляд.
Я заметил, как она схватилась за столешницу и сидела так, кажется, до конца этого урока.
Да что с ней?!
Она молча смотрела на меня, даже не дыша (или мне показалось?), пока не прозвенел звонок. И тогда я решил: этот урок был всего лишь сном.
Но это оказалось не так, физкультура должна быть следующей, но мы договорились сдать формуляры после 6 урока, и поэтому я отправился к администрации.
Когда я зашел, я просто не ожидал увидеть её там. Застыв, я весь обратился вслух.
Мне удалось услышать лишь обрывки фраз, но даже из них я понял чего она добивается – она желает перенести урок биологии на другой день.
Но почему?!
Мне почему-то показалось, что из-за меня, но ведь это неправда, наверное, у неё были проблемы и до этого, например, в столовой, не из-за меня же она будет переносить этот урок!
Я услышал шаги позади: сюда вошли мои братья и сестры и странно посмотрели на меня. Дверь захлопнулась, а Изабелла, внезапно заолчав, тем самым прерывая разговор, жестким тоном произнесла:
- Что ж, извините, что посмела отнять у вас ваше время. Ничего не поделаешь, пусть все остается как есть, желаю всего хорошего, до свидания.
И вновь, повернувшись, она посмотрела на меня с ненавистью. Она не отрывала от меня взгляда, пока не вышла на улицу. Но даже с перекошенным ненавистью лицом она была прекрасна.
Разве можно так красиво ненавидеть?
Мы отдали формуляры и отправились на уроки.

@темы: Фанфикшн

Комментарии
2013-01-31 в 02:16 

Oh, panic!
Прыгни — и по пути вниз отрасти себе крылья
ой, мне нравится задумка)) не видела ничего подобного)) понравилось))
продолжение будет?))))

2013-02-05 в 19:15 

Мирриярри-Мя
Если мой путь нарисован на асфальте, то что я буду делать если выпадедет снег?
Oh, panic!, не думаю. Но я не против, если кто-то другой возьмет эту задумку и продолжит её развивать. :rotate:

2013-02-06 в 23:11 

Oh, panic!
Прыгни — и по пути вниз отрасти себе крылья
эх, жаль конечно, идея и вправду прекрасная(
да я б взяла, но свой нужно закончить для начала)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

"Сумерки"

главная