Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:44 

Название: А Теперь У Меня Есть Ты
Оригинальное название: And Then There's You
Автор: StewLuv
Переводчик: Mitsuko-chama
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: к всеобщему счастью, Сумеречная Сага принадлежит Стефани Майер, фанфик - латиноамериканке с никнеймом StewLuv
Предупреждения: это довольно жестокий фанфик. Конечно, до знаменитой «Идеальной Жены» по жестокости ему далеко, но, если вы не переносите кровь и побои, то лучше не читайте. Рейтинг полностью себя оправдывает.
Рейтинг: M
Пейринг: Белла/Эдвард – основной. Также немного Элис/Джаспер и Таня/Эдвард
Жанр: Angst/Romance
Статус: оригинал – в процессе; перевод – тем более

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Письмо
От лица Беллы.

Я молча ехала домой. Я ненавижу, когда не знаю, что сейчас произойдет, но решила на всякий случай обойти свой собственный шкафчик стороной: вдруг Лорен и Джессика уже узнали все от Тани и захотели найти меня. Я не боялась девушек, я боялась их поступков. Я уже видела, что происходило с теми, кто им не нравился. Конечно, были ребята, к которым Банда Шлюх приставала больше, чем ко мне, но у нас у всех общее занятие по физкультуре. Ой, а это ведь причина, чтобы его пропустить… не так ли?
Но в этот раз с ними еще и Каллены.
Мне придется прятаться и от них, но у каждого из их семьи есть один общий урок со мной. У Эмметта – история, у Элис – математика и искусство, а у Эдварда – последний урок английского. Наверное, раньше они никогда не замечали меня, а теперь только и будут, что искать. Я же не могу прогуливать каждый урок. Меня аж чуть не стошнило. Я почувствовала ком в горле, и едва не расплакалась от пришедшей в мою голову мысли. Но горькая злость взяла вверх надо мной. Я избегала людей только для того, чтобы они оставили меня в покое и не надрали мне задницу. Ну или хотя б просто не издевались. Я сейчас по уши в дерьме, а это так несправедливо! Я ударила кулаком по системе управления и окончательно вышла из себя. Люди, если вы можете назвать подростков людьми, любят выбирать себе жертву. И к несчастью, это жертвой всегда была я. Хотелось бы мне стать сильнее и храбрее. Но все это враки. Я не наглая девчонка, у меня нет супер силы, которая бы заставила моих врагов посторониться. Я просто мишень, в которую легко попасть. И так было с самой начальной школы. Черт… да я бы сама себе надрала задницу.
Я не стала включать музыку в своем жалком грузовичке. Это бы только ухудшило мое состояние, а я уже и так на нервах. Я стала думать, смогу ли пропустить школу завтра. Все зависело от работы моего отца и от того, будет ли мощность двигателя в порядке, чтобы я смогла куда-нибудь уехать. Подъехав к дому, я отмела все идеи о прогуле. Мое сердце забилось сильнее, и у меня появилось плохое предчувствие, когда я увидела папину полицейскую машину.
Он был дома.
Я припарковала машину где и всегда и глубоко вздохнула. Уставилась на дверь дома и немного пошатнулась. Я нерешительно открыла дверь грузовика и вышла из него. Наступив в грязь, я вскрикнула. Ну, конечно же, грязи быть, ведь каждый день идет дождь. Я закрыла дверь и медленно зашагала к дому, хлюпая ботинками. Я вытерла их о специальный коврик, купленный моим отцом. Я вытерла их со всей яростью и решительностью. Когда я в последний раз вошла в дом с грязными ботинками, Чарли сильно разозлился и чуть не запулил одним из них в меня. Ну, вообще-то он и запулил, но я увернулась, и ботинок ударился об стену.
Я поверить не могла, насколько сильно тряслись мои руки, пока я отпирала дверь собственного дома. Зайдя в дом, я почувствовала аромат жаренной курицы, и мой желудок заурчал. Тишину нарушали крики болельщиков бейсбола, который шел по телевизору. Я медленно прошла мимо гостиной, замечая, что папа сидит на кресле в своей обычной позе - с банкой пива в руке. Он спал с открытым ртом (храп был тому доказательством), но даже во сне он представлял опасность.
Один раз, когда мне было тринадцать лет, Рене попросила меня выключить телевизор, так как Чарли уснул. Она до сих пор извиняется за тот день, несмотря на то, что прошло пять лет. Но она не виновата. Когда я выключила телевизор, проснулся папа. Каким образом – я без понятия. Однако он кинул банку пива в меня. И я заплакала. Я заплакала не потому, что больно. Бутылка не сломала мне ничего, благо, папа кинул ее не изо всех сил. Я вообще никогда не плакала из-за физической боли. И я плакала не из-за испорченной блузки. Я плакала из-за собственного унижения. Я так злилась, прямо как сегодня. Я злилась на себя на малодушие и неумение постоять за себя. И, в конце концов, Чарли заставил меня убирать.
Я почувствовала, как очки сползают с носа. Поправив их, я пошла на кухню. Там Рене готовила салат. Чарли нравился салат с курицей.
- Белла! – улыбнулась она мне. Сегодня Рене в хорошем настроении. Мне нравится, когда мама в хорошем настроении, это означает, что я не буду такой одинокой, она станет мне другом… по крайней мере, на сегодня.
- Привет, мам, - сказала я, присаживаясь рядом с ней. – Тебе моя помощь нужна?
- Нет, я почти закончила. Но, - произнесла Рене. Она замолчала и посмотрела в сторону гостиной, убеждаясь, что Чарли все еще спал там.
- У меня для тебя сюрприз, - прошептала женщина. А теперь я посмотрела в сторону гостиной, убеждаясь, что отец спит.
- Правда? – взглянув на маму, тихо спросила я.
- Да, но я тебе отдам его после обеда, когда Чарли пойдет в душ, - продолжила Рене шепотом. Ее улыбка был такой заразительной, что я тоже начала улыбаться.
- Если? Что если?
- Нет, я – вдруг мама замолчала, и я услышала, как папа идет к нам в кухню. Поэтому я не стала задавать глупых вопросов, когда мама быстро вернулась к резке помидоров, а я сделала вид, будто мы и не говорили вовсе.
- Какого хрена, вы, две коровы, болтаете? Неужели единственному мужчине в доме и вздремнуть нельзя? – спросил Чарли и взял банку пива из холодильника. Блин, мы с мамой недооценили его слуховые данные.
- Ничего такого, Чарльз, просто девичьи секреты. Ты уже хочешь кушать? – спросила Рене, улыбаясь. Улыбка была фальшивой. Мама всегда так делает, чтобы смягчить папу (иногда это не удается). Наверное, мои родители снова заговорили друг с другом.
- Ну вас! – пробурчал Чарли и сел на другой конец маленького овального стола, потирая глаза и проводя рукой по своим черным волосам. Он открыл глаза, и я быстро переключила внимание на стол, надеясь, что папа не заметит, как я смотрю на него.
- Изабелла, - произнес он. Клянусь, у меня сердце быстрее забилось. Неужели я сделала что-то не так? Честное слово, я почистила свои ботинки и не так уж долго на него смотрела.
- Д-да, Папа? – спросила я дрожащим голосом, все еще смотря на стол. Мама снова прекратила резать помидоры и взглянула на Чарли.
- Ты не могла бы передать мне соль? Я уверен, что она понадобится для картошки твоей матери, - ответил мужчина равнодушно, и я облегченно вздохнула. Рене успокоилась и снова приступила к своей работе. Я передала папе соль, и он нежно взял ее у меня. Его нежность меня напугала. Напугала меня, потому что это было так неожиданно. Наверное, Чарли просто опять напился.
Как обычно, мы ели в тишине. Рене за стол села последней, так как она всегда проверяла, чтобы все было приготовлено, несмотря на то, что мы живем только втроем. Когда я начала есть, часть куриной подливки попала мне на очки. Ненавижу свои очки. Они постоянно пачкаются, и я ничего не вижу. Когда я впервые осознала, что мое зрение ухудшилось, я хотела приобрести линзы, но Чарли сказал, что они слишком дорогие, и причинят моим глазам боль. Вот так.
Когда я начала есть курицу, папа съел уже три тарелки. Он оставил их на столе, вытерся салфетками и пошел в душ. Я раздраженно вздохнула: Чарли никогда не убирал за собой. Я снова принялась за курицу, а Рене пошла к маленькому столику возле холодильника. Этот столик служил для почты. Папа никогда на него не смотрел. Он говорил, что читать всю почту «это одна головная боль». Мама разгребала кучу почты и, найдя спрятанный конверт, ринулась ко мне.
- Вот так сюрприз, - сказала она, передавая мне письмо, когда я вытерла руки. – Когда я прочла, что тебе это прислал он, я хотела открыть конверт сама. Я знаю, я не имею права, но я не смогла сдержаться. Я так взволновалась! – прошептала Рене. Я посмотрела на имя отправителя, а затем на свое, потом снова на его. Я широко улыбнулась.
От: Джейкоба Блэка
Кому: Изабелле Свон

Джейк был моим единственным другом… за всю жизнь. Я все еще помню, как горько я плакала, когда он уезжал. Я знала, что это означает. Я потеряла своего товарища.
- О Господи, открой же, наконец, и скажи мне, что он пишет! – взволнованно приказала Рене.
Я не видела Джейка три года. Он и его отец, Билли Блэк, перебрались на другой конец страны из-за компании Билли.
- Мы сможем разбогатеть! – говорил он. Джейк и я знали друг друга всю нашу жизнь. Наши родители были друзьями, и мы выросли вместе. Я всегда могла на него рассчитывать, даже если мы ходили в разные школы.
Прошло несколько месяцев с тех пор, как Джейк в последний раз написал мне. У него было слишком много дел и никакого времени, чтобы настрочить письмо. Когда он уехал, в течение всего первого года он не писал, потому что злился на моего отца. Парень по той же причине злился и на своего папу, Билли, который решил покончить с их дружбой раз и навсегда. Именно поэтому мама прятала его письма.
Мне было тогда 15. Держась за руки, мы с Джейком шли ко мне домой. Мой отец увидел его, и это все, что вам следует знать, чтобы догадаться, что произошло. Но это не правда. Джейк – мой лучший друг, и держаться за руки – вполне привычно для нас. Это было тепло и совсем не романтично. Чарли оттолкнул от меня Джейкоба и ударил по лицу, оставляя синяк под глазом. Мне стало так стыдно, я сочувствовала Джейку. Я встряхнула головой, чтобы прогнать воспоминание, и принялась читать письмо.
Дорогая моя звезда, Белла!
Я закатила глаза.
Я, наконец-то, смог написать тебе! Прости, мне только сейчас сесть за письмо. Но ты же знаешь моего отца. Как бы то ни было, это адрес останется у меня ненадолго, чтобы ты смогла мне ответить. Я надеюсь, ты несильно злишься на меня, ведь я скучаю по тебе, подруга! Передай Рене, что мне не хватает ее и ее готовки. «Особые» спагетти отца уже начали надоедать и полнить меня, а значит, я не смогу очаровывать леди… Да, я знаю, что хреновый я лжец. Что ж, мне пора идти. Клянусь, следующее письмо уже лежит в почтовом ящике, и, возможно, я позвоню тебе.
Твой лучший друг 4eva,
Джейк
P.S. Ха! Ты действительно думаешь, что это все, что я хотел сказать тебе?! У меня для тебя гораздо больший сюрприз, только мне сначала надо проверить, что отец не в курсе, а потом я сообщу тебе! Ты даже не поверишь мне! Люблю тебя!

Улыбаясь, я аккуратно сложила письмо и положила в карман своих джинсов. Я чувствовала, как мама ждет.
- Ну?
- Итак… он говорит, что в порядке, устал от спагетти отца, скучает по тебе и мне, и готовит большой сюрприз, - сказала я. Рене закрыла рот рукой, чтобы отец не услышал ее взволнованный крик. Она любит Джейка. Наверное, это потому, что он мой единственный друг.
- Я так счастлива, Белла. Он просто обязан навестить тебя. Разве он не знает, как ты одинока? – спросила она, а затем быстро взглянула на меня, как бы извиняясь на последний вопрос. Я усмехнулась.
- Не беспокойся, мам, я знаю, что я одиночка, но со мной все в порядке, - я улыбнулась и одним пальцем поправила дужку очков.
- Но, не надо… - начала Рене, и я покачала головой. Мама достала бумагу из ее кармана, развернула ее и отдала мне. Я посмотрела на нее и поняла, почему мама спрятала ее. Это был табель успеваемости [3]. У меня три тройки, четверка по английскому, пять по искусству и два по математике.
- Посмотри. Я знаю, Белла, ты умная девочка. И я также знаю, что и в школе, и в жизни у тебя творится неразбериха. Но… - женщина остановилась, оглянулась и затем продолжила, - То, что ты сейчас держишь, это билет из ада. Ты наша единственная надежда… нет, не так. Ты своя единственная надежда на то, чтобы выбраться из этого города. Хотелось бы мне быть такой же умной как и ты, но в свое время я совершила страшную ошибку. Я была просто симпатичной девочкой, которая сразу же после школы выскочила замуж за ее парня. Теперь я застряла здесь. Пожалуйста, Белла, - она произнесла со слезами на глазах.
- Хорошо, мам, - сказала я. По моей щеке пробежала слеза. Рене ее вытерла и поцеловав в лоб, улыбнулась мне. Вот бы она была такой каждый день…
Этой ночью я не могла заснуть. Я вспоминала происшествие в школе: мне не следовало идти за миссис Валтон, и я должна была защититься. А завтра придется терпеть последствия этого в школе.
Когда наступило утро, моя голова и шея болели, так как я не спала. Я быстро одела свои поношенные джинсы (поношенные – это не те стильные джинсы, а просто «мой папа не хочет покупать мне новые»), обычную футболку и мою любимую темно-зеленую толстовку с капюшоном. А потом расчесала свои кудрявые волосы (которые невозможно нормально расчесать). Я надела свои очки, схватила старый оранжевый рюкзак и выбежала. Я как всегда опаздывала. Я хотела прийти в школу пораньше, чтобы избежать Банды Шлюх, но, как видимо, это невозможно.
Когда я добралась до школы, я быстро туда вошла, стараясь ни на кого не смотреть. Пока я шла к шкафчику, меня никто не остановил. Наверное, просто не заметили. Наверное, никто ни о чем не узнал. Я даже обрадовалась и облегченно вздохнула.
Но как же я ошибалась.
Подходя к кабинету математики, я столкнулась с реальностью… в прямом смысле. Сначала я почувствовала пол, затем огромную ножищу Лорен на себе. Не знаю, как так получилось, но это все, что я помню. Мои очки упали, но, слава Богу, не разбились. Папа не купил бы мне новые. Моя левая рука сильно болела, и, кажется, я почти задохнулась.
- Хренова сучка! – сказала Лорен, и прошла мимо. За ней последовала Джессика. Она ногой отшвырнула мой учебник в другой конец коридора. Я села и быстро одела очки, пока кто-нибудь не сделал с ними чего-нибудь. Хотелось бы мне предсказать это событие заранее. Я оглянулась, Лорен и Джессика уже ушли. Наверное, не хотели, чтобы кто-нибудь из учителей увидел. Но это не самое худшее. Самое худшее, что все смотрели на меня. Нет… они пялились.
Вот дерьмо.
Поднявшись, я отряхнула джинсы, потерла руку и перевела дух. Я немного запыхалась. Я подняла свой учебник и побежала в класс, ни на кого не глядя. К несчастью, было поздно, и все ученики, сидящие в кабинете, уставились на меня. Я оглянулась и увидела Элис Каллен. Я уже хотела посмотреть на пол и избежать ее, но девушка это сделала быстрее меня. Как будто она стыдилась чего-то.
Как-то это странно.
Я пошла к своему обычному месту, к последней парте, и попыталась выкинуть из головы слухи о Эдварде, Калленах, мне, мне-сучке и о марихуане. Математика прошла в тумане, в темном и болезненном тумане. А еще вечером я ведь пообещала маме, что стану учиться лучше. Черт побери. Я посмотрела на Элис и поймала ее взгляд на себе. Кажется… она жалела меня? Девушка быстро отвернулась. Что ж, сочувствуй мне, сколько хочешь, но я же знаю, что ты тоже ненавидишь меня.
Урок закончился, и я замешкалась. Выйдя в коридор, я оглянулась. Я хотела убедиться, что больше надо мной никто издеваться не будет. Подбежав к своему шкафчику, я судорожно открыла его. Мои карандаши для рисования упали, и мне хотелось закричать от злости и страха. Я быстро их подобрала. Такие карандаши очень дорогие, и их сложно найти. Я украла их из класса искусства, потому что боялась попросить Чарли купить их. Схватив их и положив в свой рюкзак, я помчалась на следующий урок. Наверное, такой будет моя оставшаяся школьная жизнь. Сплошной побег…
Ты дебильная трусиха, Свон! Мой внутренний голос ругался больше меня, и всегда был прав. Но ему не угрожали. Господи, как же я ненавижу школу. И свой внутренний голос тоже.
Я вошла в кабинет истории, села на свое место и прикрыла голову капюшоном. Эмметт ходит на историю, и меня это пугает. Он в пять раз больше меня, а еще он играет в футбол. И теперь он думает, что я рассказала про то, что он курил!
Но, правда, что парень сможет мне сделать? Он же не ударит девушку… правда? Правда?
Я удивилась, ну не очень удивилась, когда Эмметт не пришел. До меня начало доходить, что случилось, когда Джаспера не оказалось на биологии, а Тани и Розали не были на физкультуре. (И, спасибо Господу, что ее решили сегодня прогулять Лорен и Джессика!)
Их всех подозревали. Просто дерьмо в квадрате!
Элис была на искусстве, но в этот раз она не смотрела на меня.
На следующий день я притворилась, будто болею, и Рене не пустила, но она заставила меня пообещать, что завтра я туда пойду. Конечно же, я пообещала, ведь я не могу вечно строить из себя больную, да и Чарли разозлится. Последующие дни я старалась избегать людей. Меня все еще звали по прозвищам, самое популярное из которых – ябеда. Лорен и Джессика большую часть времени молча преследовали меня в коридоре. А тишина – пожалуй, самое худшее.
На следующий день случилось кое-что странное. Лорен и Джессика перестали преследовать меня, а остальные ученики – обзывать и пялиться. Все вернулось в свою колею. Но я даже не знала, к лучшему это, или же все настолько плохо. Но раз все стали меня не замечать, значит, и я их замечать не буду. Я, наконец-то, почувствовала себя в безопасности. Хотя я не прекращала задумываться о том, что будет, когда Джаспер и Каллены вернутся в школу. Ни разу за эту неделю я не пошла на ланч.
Через неделю я снова опоздала на первый урок. Я несла два журнала, альбом для рисования и мой так никогда и неиспользованный (даже неоткрытый) учебник по математике. Я быстро шла, надеясь, что у меня все получится. Миссис Гомез посмотрела на меня, как бы говоря взглядом: «Ты снова опоздала». Но теперь я не могу позволить себе дать ей причину, чтобы дозвониться до родителей. Потому что у Чарли началась ежемесячная ночная смена, которая длилась целую неделю, и, к несчастью моей матери, большую часть дня он проводил дома.
Я вбежала класс, смотря под ноги, надеясь, что никто не подставит мне подножку. Но лучше бы я этого не делала, потому что я врезалась в чью-то грудь. Я почувствовала острую боль, так как угол учебника врезался в меня, и силу сопротивления, которая оттолкнула меня назад. Этот кто-то вздохнул, и я упала, оборонив все свои книги.
- Черт! – воскликнула я от боли. Эта дебильная математика упала мне на ногу, а затем я почувствовала, как моя задница приземлилась на пол. – Мне жаль, мне жаль… мне правда жаль… я такая недотепа, мне жаль. Вам, наверное, было больно… - бормотала я, помчавшись собирать все свои книги, боясь смотреть на, наверное, разозленного ученика. Но этот ученик сел на корточки передо мной. Он хорошо пах.
- Ты, конечно, недотепа, но я тебя прощаю, - он усмехнулся. Его голос был таким красивым, что я не смела поднять голову и посмотреть на него. Я уставилась вниз. Уверена, я дрожала и наделала себе в штаны. Я смотрела теперь на свой открытый учебник по математике. Там был нарисован квадрат с какими-то линиями, цифрами и буквами. Я не знаю, что они означают, но я пыталась сконцентрироваться на этом, а не смотреть на парня. Он спокойно закрыл книгу и поднял ее вместе с моими журналами. Я быстро схватила альбом. Держась за него, как за собственную жизнь, ведь я-то знала, что в нем, и что случится, когда кто-нибудь увидит. Мое дыхание было прерывистым.
Он поднялся.
И я поднялась. Дрожа, но поднялась.
У него мои вещи.
Он… аккуратно передал их мне.
Я посмотрела на него. Наконец-то. Прямо в глаза.
- Ты уронила, - сказал Эдвард, даря мне свою знаменитую «кривую» улыбку. Эта улыбка… та самая, которую я так любила. Клянусь, я будто бы оказалась в одном из романтично-сопливых фильмов. Кажется, я слишком долго на него смотрела… Я сразу опустила взгляд, чувствуя себя идиоткой.
Постойте. Парень улыбался… мне?
- С-спасибо, - произнесла я. Мой голос дрожал, и мне хотелось наказать себя за это. Но черт побери… разве Эдвард не ненавидит меня? Разве он не желает мне смерти? Он протянул свою руку, а я отдернулась. Ну какой же я ощутила себя дурой, когда парень просто нежно положил мне ее на плечо.
- Без проблем… Белла, - мягко сказал Эдвард, и я снова на него посмотрела. Он снова улыбнулся мне и спокойно пошел дальше. Я на такое неспособна.
Какого хрена сейчас вообще произошло?
Когда он ушел, я почувствовала, что мое сердце забилось снова… и его запах остался. Эдвард подарил мне улыбку, а не угрозу моему существованию. Я даже не знаю, что думать. Какого черта? Я не испугалась.
Стоит ли мне пугаться?


Оставляйте свои комментарии, пожалуйста! Мне нужно знать ваше мнение!

@темы: Белла Свон, Фанфикшен, Эдвард Каллен

Комментарии
2011-02-16 в 21:27 

Lessing
старый логин *Kari (Love Zanessa)* ДЕЛАЮ ОБЛОЖКИ К ФАНФИКАМ! ПИШИТЕ В ЛИЧКУ))
Клас)мне очень понравилось)Когда будет продолжение?

2011-02-16 в 21:33 

Kari (Love Zanessa), спасибо, я очень рада.)
Я сама надеюсь, что скоро.) У меня каникулы начинаются в пятницу, поэтому главу следует ждать примерно к воскресенью-понедельнику)

2011-02-16 в 22:19 

Lessing
старый логин *Kari (Love Zanessa)* ДЕЛАЮ ОБЛОЖКИ К ФАНФИКАМ! ПИШИТЕ В ЛИЧКУ))
Ок)Буду ждать)Мне оч интересно)

2011-02-20 в 10:42 

Lessing
старый логин *Kari (Love Zanessa)* ДЕЛАЮ ОБЛОЖКИ К ФАНФИКАМ! ПИШИТЕ В ЛИЧКУ))
Ты сегодня выложишь?

2011-02-22 в 21:27 

Lessing
старый логин *Kari (Love Zanessa)* ДЕЛАЮ ОБЛОЖКИ К ФАНФИКАМ! ПИШИТЕ В ЛИЧКУ))
Когда ты выложишь?

2011-02-22 в 21:30 

Kari (Love Zanessa), я попытаюсь как можно скорее, но я меня появились некоторые проблемы.

2011-02-26 в 11:54 

Lessing
старый логин *Kari (Love Zanessa)* ДЕЛАЮ ОБЛОЖКИ К ФАНФИКАМ! ПИШИТЕ В ЛИЧКУ))
:pozit:Мы хоти проду :kapit:Мы хотим проду :bath: :ghost: :washer:

2011-03-03 в 17:52 

Lessing
старый логин *Kari (Love Zanessa)* ДЕЛАЮ ОБЛОЖКИ К ФАНФИКАМ! ПИШИТЕ В ЛИЧКУ))
Ты будешь вылаживать?

2011-03-08 в 16:14 

Lessing
старый логин *Kari (Love Zanessa)* ДЕЛАЮ ОБЛОЖКИ К ФАНФИКАМ! ПИШИТЕ В ЛИЧКУ))
Плиз вылажи)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

"Сумерки"

главная