Название: А Теперь У Меня Есть Ты
Оригинальное название: And Then There's You
Автор: StewLuv
Переводчик: Mitsuko-chama
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: к всеобщему счастью, Сумеречная Сага принадлежит Стефани Майер, фанфик - латиноамериканке с никнеймом StewLuv
Предупреждения: это довольно жестокий фанфик. Конечно, до знаменитой «Идеальной Жены» по жестокости ему далеко, но, если вы не переносите кровь и побои, то лучше не читайте. Рейтинг полностью себя оправдывает.
Рейтинг: M
Пейринг: Белла/Эдвард – основной. Также немного Элис/Джаспер и Таня/Эдвард
Жанр: Angst/Romance
Статус: оригинал – в процессе; перевод – тем более

Глава 1
Недоразумение.
От лица Беллы.

Мистер Баннер закончил свой монолог о человеческой анатомии прямо со звонком. Все заспешили выйти из кабинета. Осталась одна я, потому что мой рюкзак застрял под партой. Очевидно, что это случается только со мной. Это обязано случиться со мной.
Пытаясь вытянуть ремешок из-под ножки парты, я что-то забормотала и почувствовала, как кто-то поднял ее. Я подняла голову и увидела мистера Баннера, державшего парту. Достав свой рюкзак, я поднялась, поблагодарила учителя и покинула кабинет.
Это была ужасная неделя и дома, и в школе. Я провалила два экзамена, и среднее арифметическое моих оценок было низким. Я выглядела такой тупицей, но оценки мне ничего помочь не могли. Мои родители ссорились всю неделю. Теперь они не замечают друг друга. Такое происходит как минимум два раза в месяц. Но вместо того, чтобы чувствовать себя несчастным ребенком, я лишь закатываю глаза, когда они ссорятся. Мне плевать вообще-то. Лишь бы они перестали орать по ночам, чтобы я могла нормально поспать. Хотелось бы мне не бояться своего отца. У него самый ужасный характер в мире. Он каждый день угрожает моей матери. Он один раз ударил ее, и два раза – меня за то, что я попыталась защитить ее. Я никогда не забуду тот день. Я до сих пор чувствую острую боль на щеке.
Хотелось бы мне, чтобы Рене была одной из тех матерей фильмов. Та самая любящая, которая обещает помочь тебе с неприятностями и говорит, что однажды все будет хорошо. Но она не такая. Моя мать лишь плачет целыми днями. Она говорит, что из-за такой жизни постарела лет на сто, что она привыкла быть победительницей на разных карнавалах. Я даже помню, как она пыталась водить меня на один из таких глупых праздников. Но я никогда не побеждала. У меня большие карие глаза, каштановые волосы и бледная кожа. Я не достаточно хороша. У меня нет зеленых глаз и высокого роста. Потом мама, наконец, сдалась. Сдалась я.
Я пошла к своему шкафчику. Проходя мимо шкафчиков Тани и Розали, я услышала знакомое хихиканье. Они были типичные киношными подружками: они слишком красивы, что водиться с обычными подростками. А еще, за ними прислуживали все парни в школе. Девушки дружили вместе с первого класса, а потом в средней школе к нам переехали Лорен и Джессика и присоединились к ним, сделав мою жизнь поганее.
- Эй, Свон! Да ты сегодня горячая штучка! – сказала Таня, и ее банда шлюх захихикала. Я прошла мимо них, смотря на свои ботинки и используя волосы, как прикрытие.
- Таня, не заставляй ее краснеть! – тут я услышала Розали, и девушки снова рассмеялись.
- Ну не может же Девственница Мэри и вправду думать, что она горячая штучка! Правильно, девственница Изабелла? – Джессика выделила слово «девственница», и я прикусила губу, злясь, что не могу придумать достойный ответ.
Ой, я забыла рассказать, что я тоже типичный киношный подросток! Тупица-брюнетка, которая, к тому же, носит очки. Я не образец для подражания, мои оценки ужасны, и ни один парень в тайне не мечтает обо мне. Нет, это не моя удача. Правда, я не плачу, не грущу, не мечтаю о самоубийстве, не одеваюсь в черное и не подсовываю Тане Денали и ее подружкам яд в еду. Я принимаю это как должное и надеюсь, что старшая школа закончится как можно скорее.
Я положила книги в шкафчик и, стараясь не смотреть ни на кого, пошла в кафетерий. Хуже ланча мог быть только урок физкультуры, чертов ланч! Почему я его ненавижу? Мне некуда идти. Форкс, мой хреновый городок, стал больше, а это значит, что количество учеников тоже увеличилось. Здание школы, увы, оставалось таким же, поэтому мне не выпадала возможность сидеть одной. Мне всегда приходилось сидеть с группой компьютерщиков или ребятами из хора. Но даже они круче меня. Я вижу на краю столика, она меня не замечают, вот и отлично. Мне не нужно, чтобы они общались со мной.
Я посмотрела на большой стол, за которым обычно собираются компьютерщики. Они более приятные, чем ребята из хора. Стол оказался пустым, и я вздохнула с облегчением. Иногда в кафетерий приходит так много людей, что мне приходится брать свой бутерброд и выходить из школы, прячась от учителей с их дурацкими правилами, что мне нельзя «прогуливаться» во время ланча. Зато я не вижу их вместе со всеми остальными ублюдками.
Я взяла еду и села за столик. В душе я плясала, вспоминая, что компьютерщики пропускают школу из-за какого-то мероприятия, а значит, сегодня их не будет! Я всегда приходила на ланч раньше, чтобы занять себе место, а теперь со мной никто не будет сидеть, вот и отлично!
Таня, Розали и их двум подружкам приходилось идти через всю толпу, взяв бутылки воды, а иногда, после дождичка в четверг, еще и салат. Но они не совсем самые популярные школьники, но они те еще суки.
Эдвард Каллен, звезда футбола, садился рядом с Розали, они начали хихикать, а потом стали целоваться. Не считая Тани, он единственный, кто мог развеселить или рассмешить Розали. Она была таким ужасным человеком, а Эдвард обходился очень мило… но не со мной. За ними сидела Элис Каллена, младшая сестра Эмметта. Рядом с ней находился Джаспер, за ним Эмметт… ну и вся остальная банда шлюх. Джаспер был братом-близнецом Розали. Как и у нее, у него были светлые волосы и голубые глаза. Да и вел он себя прилично… не со мной, конечно, зато с остальными. Парень был тихим, до ужаса тихим. Он ничего не говорил на уроке, который у меня был общий с ним. Элис… ну, она никогда не обижала и не обзывала меня, да и вообще, от всей банды отличалась, но из-за Джаспера ей приходилось дружить с Розали. Для меня этого достаточно, чтобы держаться от нее подальше. Каждый день в кафетерии творилось одно и то же.
А потом появлялся он.
Господи, я не могу произнести его имя, не краснея и не злясь одновременно. Эдвард Каллен… ну вот, произнесла.
Он был братом Эмметта и Элис. Их всех усыновили, объяснив это тем, что они почти одного возраста. Я не знаю, как усыновленные дети стали самыми популярными в школе, ведь это не происходило в кино. Обычно это эмо без друзей. Я должна быть усыновленным ребенком, мне очень хочется.
Эдвард Каллен был самым прекрасным созданием на свете. Он вошел в кафетерий, не глядя ни на кого, с лицом, по которому можно было догадаться, что парень был не в духе. Именно поэтому я никогда не стояла у него на пути и не смотрела ему в глаза. Я лишь поглядывала на него, когда была уверена, что он не замечает этого. Не то чтобы Эдвард Каллен замечал меня, вернее, он не замечал меня, но когда однажды я случайно толкнула его в коридоре, я решила, что так будет лучше.
Ты что, слепая? Если уж слепая, то хотя бы ходить или очками научись пользоваться, тупица!
Да, я до сих пор помню его «милые» слова, злобу и взгляд зеленых глаз, пока я собирала книги. Он даже не помог мне и ушел. Эдвард был придурком и бабником, но мне все равно нравилось на него смотреть. Он был моей музой для рисунков. И да-да, я рисую. Другое самое обычное занятие подростков, но я люблю рисовать. Черт, это единственное, в чем я хороша. Но мне не изобразить идеальное лицо Эдварда. Когда я пытаюсь это сделать, то всегда пальцами провожу по его карандашным губам. И закатываю глаза. Но не стоит меня винить, потому что это был мой первый и последний раз. У меня никогда не было парня, и такая девушка как я не понравится Эдварду. Он и его друзья, скорее всего, будут смеяться надо мной… что ж, они и так смеются, но я не позволю им высмеивать мое обожание.
Не то.
Я не знаю Эдварда лично. Я лишь знаю, что он раньше украл мою домашнюю работу, шутил надо мною, но большую часть времени не замечал меня. И именно так и будет. Так и должно быть.
Эдвард прошел мимо меня, не смотря в мою сторону, оставляя только запах своего одеколона. Господи, да он даже пахнет хорошо. На нем были надеты темно-синяя футболка с рукавами и свободные джинсы. Его волосы, непричесанные, так похожи на бронзу. Он сел рядом с Джаспер и Элис, шлепнув Джаспера по спине и продолжив смотреть в пол. Интересно, что же его так раздражает.
Таня подошла к нему, обняла его сзади, и парень фальшиво ей улыбнулся. Я так много смотрела на Эдварда, что теперь знаю, фальшивая его улыбка или нет… да-да, я жалкая. Я отвернулась; это не тот Эдвард, которого я представляю, когда рисую. У Эдварда, которого рисую я, нет Тани Денали, висящей на шее, и он не раздражен постоянно.
Я посмотрела на свою тарелку овощного супа и съела пору морковин. Через несколько минут кафетерий наполнился людьми. Когда люди стали подсаживаться на другой конец моего столика, я решила, что пора уходить. Я не стала доедать свой суп, но я все равно не голодна. Хихикая, Каллены и Банда Шлюх ушли. Эдвард плелся сзади, все еще в плохом настроении и смотря в пол. Он был восхитительным, но иногда мог так надоесть! Ему нужно взбодриться. У меня вообще нет никаких друзей, но я не обижена на весь мир. Ему просто необходимо вырасти.
Я выбросила мусор, а в коридоре столкнулась с Миссис Валтон, помощником директора.
- Добрый день, Мисс Свон. Хорошо пообедали? – спросила она, и я кивнула. Какого черта ей нужно? – Меня сказали, что ты можешь помочь мне объяснить кое-что.
Какого черта наделала я?
- Я боюсь, у тебя пять только по искусству… не так ли?
- Ну… наверное, - да, леди, и что? Мне плевать, и вам должно быть тоже плевать.
- Я также боюсь, что иногда вы выходите не только из класса, но и из здания тоже.
Дерьмо.
- Я… ум… я… - забормотала я. Хотелось бы мне, чтобы мне хватило храбрости сказать ей «отвали», а еще лучше «съебись».
- Все в порядке, Изабелла. У нас есть доказательство только одного прогула. Мы не можем тебя наказать за то, что не доказано. Ты хороший ребенок, который никогда не попадает в неприятности. Твои оценки могли стать и получше, но ты не устраиваешь нам «веселую жизнь». Но есть кое-что, что ты могла бы прояснить мне и дворникам. Видишь ли, на стене есть очень красивый рисунок, который станет еще красивее, если его стереть со стены.
Да, это я.
- Он был нарисован маркером фирмы Sharpie [1], а внизу стоит маленькая «Б». Я также боюсь, что тебя можно звать Белла, - произнесла женщина, выделяя «б». Она замолчала. Я кретинка. Неужели помощник директора – следователь и шпион? Она явно выбрала не ту профессию. Я могу все отрицать, но я ужасная лгунья, к тому же я уже выгляжу виноватой.
- Следуйте за мной, Мисс Свон, я поважу вам, где и что это, чтобы вы могли отчистить. - Я пошла с опущенной головой. Каждый раз, когда ее каблуки касались земли, я становилась все злее. Я злилась на нее, и все больше на себя. Я громко вздохнула, и женщина оглянулась, улыбнулась и продолжила идти… вот ведьма.
Он толкнула тяжелые двери, что вели на задний двор, и как только мы вышли из здания, мы почувствовали ужасный запах. Мы обе знали, что это за запах. Миссис Валтон взглянула на меня, покачала головой, но ничего не сказала и стала идти дальше. Я не знала, стоит ли мне идти за ней дальше, но все равно пошла. Женщина искала источник запаха, забыв про мое творчество. Запах усиливался. Она прошла еще несколько шагов, и мы обе услышали хихиканье. Миссис Валтон ушла за кусты и деревья, и хихиканье прекратилось. Я немного слышала, но не поняла, кого поймали за курением. Я даже начала сочувствовать этим дуракам, но когда они вышли вместе с Миссис Валтон, я перестала им сочувствовать.
Розали, Таня, Эмметт, Джаспер (без Элис) и Эдвард вышли с мрачными лицами. Они выглядели так, как будто по уши застряли в собачьем дерьме. Хотя, наверное, так и было. Впереди них шла Миссис Валтон.
- Мисс Свон, спасибо, но давайте в другой раз. А теперь идите в класс, - она сказала, и все посмотрели на меня. Челюсти у них отвисли. До меня дошло лишь тогда, когда Таня и Эмметт потрясли на меня головами. Мое сердце ускорилось, и я сглотнула. Мне хотелось что-нибудь сказать в свою защиту, но ничего не получалось.
О нет… они… они думают, что это я их подставила.
- Маленькая сука, - я услышала, когда Розали проходила мимо меня. Таня врезалась в меня так, что заболело мое плечо. В конце концов, она была выше и шире меня. Эдвард злобно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Я даже посмотрела вниз, на свои ботинки. Наверное, я выглядела виноватой, но мне нужно было убежать от его взгляда. Все они пошли в школу, оставив меня во дворе.
Вот дерьмо. Кажется, за мной теперь будет охотиться самая популярная группа в школе. И именно когда я думала, что в моей жизни ничего хуже не могло произойти, случилось это! Надеюсь, они не думают, что это я сделала. Надеюсь…
Розали уже назвала тебя сукой, а еще ты дочь шефа полиции…
Черт, я стала трястись. Я не знаю, почему я вспомнила своего отца, и на что способны озлобленные люди.
Я понятия не имею, что ждет меня. А это самое худшее. Неведение.

[1] Sharpie – это фирма, которая выпускает ручки, маркеры и т.п. Если кто-то хочет посмотреть на товары, зайдите на сайт: w w w (точка) sharpie (точка) com

Глава на Fanfiction.net

@темы: Белла Свон, Фанфикшен, Эдвард Каллен